Artiklid

День победы

  • Prindi

Сценарий, посвященный Дню Победы

В послевоенных рождены,
Войны не знали мы, и всё же
В какой-то мере всё мы тоже
Вернувшиеся с той войны…
 
«Эта радость со слезами на глазах» – сказал о Дне Победы поэт. И действительно, в этот день радость и скорбь – рядом. Нет семьи, которую война обошла стороной. Поэтому в этот день вспоминают тех, кто остался на полях сражений, и тех, кто после войны налаживал мирную жизнь. А ещё поздравляют воинов Великой Отечественной, которые живут сегодня. И мы хотели бы в этот торжественный день поздравить вас, пришедших к нам сегодня ветеранов, участников фронтовых и тыловых сражений, всех, кто пережил эту войну и кого она опалила своими огненными крыльями позднее и тех, кто этой войны не знал.

ПОЗДРАВЛЯЕМ ВАС С ДНЁМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

Ради жизни других людей гибли наши предки в войсках Дмитрия Донского, Михаила Кутузова, Георгия Жукова.
И именно ради жизни на родной земле несут сегодня свою службу воины-современники. Низкий поклон всем за это, за ту великую любовь, без которой невозможно жертвовать жизнью ради других людей, без которой невозможно быть настоящим воином и солдатом.
Собранные материалы – стихи, тексты песен – помогают понять духовную сущность воина, солдата, полнее узнать славную и достойную воинскую историю и сердцем прочувствовать её героические события.
Сейчас перед вами оживут строки из этих стихов и песен… Они разные, но роднит одно – сила поэтического чувства. О чем эти стихи? О Родине, о мужестве, о настоящей любви. В них волнует всё: и прекрасные глаза любимой женщины, и прозрачные ветви берёз, и детские слёзы, и боль матерей.
 
Над горизонтом разливалась
Зари июньской полоса.
Страна не знала, что осталось
Нам мирной жизни полчаса.
У речки иволги запели,
Как подобает по утрам.
А враг делил наш мир на цели
У орудийных панорам.
С грядущих слёз, от тяжких рос ли
Набух бедою небосклон,
Где будет мир на ДО и ПОСЛЕ
Чертой кровавой разделён.

Так быстро развеялись, забылись, остались в прошлом бесконечно милые сердцу мирные дни. Враг не давал времени опомниться, собраться. Приходилось отступать, мучаясь от бессилия.
 
Отступление

Пустых домов разбитые глазницы
Да у подъезда жалкий скарб и сор.
Войны пылают страшные зарницы,
Ведут басы орудий разговор.
Здесь нет живых, гуляет злое эхо
В развалинах и грудах кирпича.
И бьют взрывные волны без помехи
В железо мелким крошевом стуча.
Звенят по камням кинутые каски,
Хрустит, как лёд, под поступью стекло,
И брошенная детская коляска
Хранит ребёнка нежное тепло.
И в память, для грядущего посева,
Здесь, у клочка растерзанной земли,
Впервые зерна праведного гнева
На почву благодатную легли!
 
Отступали тяжело, стараясь не отдавать без боя родные сёла и города. Ожесточенно сопротивлялись, но не могли пока ещё сдержать военную мощь противника. Учились воевать, смотреть в глаза смерти, зная, что жизнь может оборваться в любую минуту.
 
С. Гудзенко. Перед атакой
Когда на смерть идут – поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою –
Час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв – и умирает друг.
И значит – смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед.
За мной одним идёт охота.
Будь проклят 41-ый год
И вмёрзшая в снега пехота…
Мне кажется, что я магнит,
Что я притягиваю мины.
Разрыв. И лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.
Бой был короткий. А потом
Глушили водку ледяную.
И выковыривал ножом
Из-под ногтей я кровь чужую.
 
И тогда же на коротких привалах, хороня убитых и провожая в госпиталя раненных, солдаты находили силы и давали клятвы. Строгие слова не были громкими – они давали мужество для следующего боя.
А.Ахматова. Клятва

И та, что сегодня прощается с милым, -
Пусть боль свою в силу она переплавит.
Мы детям клянемся, клянемся могилам,
Что нас покориться никто не заставит.
 
Слово на войне часто стоило жизни, зато и звучало оно как никогда.   
 
(Письмо И.С. Колосова невесте, 25 октября 1941 года)

«Здравствуй моя Варя!
Нет, не встретимся мы с тобой!.. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока… Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль улеглась и на душе тихо... Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь. Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть и любоваться. Пройдёт время, и люди залечат раны. Люди построят новые города, вырастят новые сады… У тебя будут расти красивые дети, ты ещё будешь любить… А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.   Твой Иван Колосов».
Е. Нежинцев

Пусть буду я убит в проклятый день войны,
Пусть первым замолчу в свинцовом разговоре,
Пусть… Лишь бы никогда не заглянуло горе
В твой дом, в твои глаза, в твои девичьи сны…
 
Совсем молодые сердца, нерастраченность и нежность слов и непомерно жестокая, страшная действительность. Ведь…
«Война совсем не фейерверк», - писал Михаил Кульчицкий, возражая тем, кто надеялся победить «малой кровью». Война, даже самая справедливая, ужасна, потому что на ней совершается противоестественное – убийство людей. Многие солдаты были ранены или контужены и в бессознательном состоянии попадали в плен. Лагеря для военнопленных – самое крошево войны, кошмарные и бесчеловечные её страницы. 41-й год. Гонят пленных по широкому шоссе. В эти дни немцы пленных не били, только убивали. Убивали за поднятый окурок на дороге. Убивали, за голодное пошатывание в строю на этапе. Убивали за стон от нестерпимой боли в ранах. Убивали ради спортивного интереса и стреляли большими этапными группами, целыми сотнями из пулемётов и автоматов. Они прошли все круги ада, но свой крест несли до конца, стараясь не потерять в себе ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ.
 
(Сыновья уходят в бой)
Давид Самойлов.   Сороковые

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.
Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Да, это я на белом свете,
Худой, весёлый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.
И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И всё на свете понимаю.
Как это было! Как совпало –
Война, беда, мечта и юность!
И это всё в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!…
Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!
(Аисты)

Война перевернула судьбы многих людей. И, несмотря на все страдания, боль, ужасы, на войне все-таки жила любовь. И любовь эта проходила испытания на верность и преданность. Женщина на войне - тема особая. Женщина – это ангел-хранитель, боевая подруга, взвалившая на свои хрупкие плечи все тяготы военных будней. «Сестра», - скрипели зубами, рвали от боли окровавленные бинты раненые в медсанбатах. «Сестрёнка»... Смотрели, как на чудо, на появлявшуюся под обстрелом и тянувшую за собой непосильную ношу… Ах, женщины и девочки войны…
 
Крылов.   Медсёстры танцуют фокстрот  

Ключицы мальчишески остры, и форма совсем не идет.
Танцуют в подвале медсестры сегодня забытый фокстрот.
Друг к другу галантны и строги на новой армейской стезе,
Лишь стройные девичьи ноги нелепы в солдатской кирзе!
За окнами воют сирены. Вдали артиллерия бьет.
Окончив тяжелую смену, девчонки танцуют фокстрот.
Им будет кошмаром, как в сказке, врываться в видениях вновь:
Фигуры, склоненные в масках, плоть в ранах, железо и кровь.
Абсурда нелепым примером им, юным, запомнятся дни –
В палатах, в бинтах кавалеры – девчонки танцуют одни.
Но нет в этих танцах кощунства и пошлости нету ничуть:
Людские нормальные чувства должны от войны отдохнуть.
Ни в чем они честь не уронят и будут присяге верны.
А скольких из них похоронят на длинных дорогах войны.
Их душам, ранимым и тонким страдать в этой бойне не год…
Крутите пластинки, девчонки, танцуйте свой дамский фокстрот.
 
Для многих нынешних мальчишек Вторая мировая война – это почти такое же далёкое прошлое, как война с Наполеоном.
И начинают некоторые историки рассуждать, что было бы, если бы не преградили бы дорогу фашистам советские солдаты. А они не рассуждали, просто стояли до последнего – в Бресте и Сталинграде, под Курском и в блокадном Ленинграде.
Стояли и выстояли, а те, кого не взяли на фронт ковали победу в тылу. Женщины, заменив ушедших мужчин, строили танки и самолёты, пахали и сеяли, а ещё – растили детей, спасали будущее страны.
 
Людмила Татьяничева. Сказ

Я с детства слышала не раз
От бабки этот старый сказ.
Узнав, что друг в бою убит,
Подруга уходила в скит,
Чтобы в лесном глухом скиту
Оплакивать свою беду,
Чтобы любовь свою сберечь
От наважденья новых встреч.
Мне часто повторяла мать,
Как женской гордости устав:
Коль любишь, - мужа потеряв,
Не станешь нового искать.
Скорее горы упадут
И высохнут истоки рек…
Так в нашем повелось роду:
Раз полюбила, то навек.
Прошла жестокая война,
Я выжила, а ты убит.
Но воля к жизни так сильна,
Что падать духом не велит.
Она велит мне сильной быть,
В далёкий скит не уходя.
Трудиться, петь, детей растить –
И за себя, и за тебя.
В горах отыскивать руду,
Менять истоки древних рек.
Ну, а любовь у нас в роду
Одна единая – навек…
(«Землянка»…)

Непоколебимо верили в постоянство и нерушимость любви, и эта уверенность помогала перенести разлуку.
 
С. Щипачев

…Любовь пронес я через все разлуки
И счастлив тем, что от тебя вдали
Её не расхватали воровски чужие руки,
Чужие губы по ветру не разнесли.
Какие бы не миновали сроки
И сколько б я не исходил земли
Мне вновь и вновь благословлять дороги,
Что нас с тобою к встрече привели.
Фронтовые стихи обжигающе откровенные и человечные, по-солдатски скупы, негромки, искренни. Многие из них обращены ко всем женщинам, которые ждут… Ждать - это значит быть верной своему чувству, быть терпеливой и стойкой, не терять надежды, не забывать ни на мгновение о своем любимом, верить в его мужество.

(Темная ночь)

Из сжатых и выстраданных строк возникает образ Женщины – Матери, Жены, Сестры. В её лицо бьет ветер, злой неукротимый ветер трагических дней. И слова о женщине всегда значительные, трепетные и одушевлённые. А о детях войны – даже читать мучительно невозможно.
 
Сергей Михалков. Десятилетний человек

Крест – накрест синие полоски на окнах съёжившихся хат.
Родные тонкие берёзки тревожно смотрят на закат.
И пес на тёплом пепелище, до глаз испачканный в золе,
Он целый день кого-то ищет и не находит на селе…
Накинув старый зипунишко, по огородам, без дорог,
Спешит, торопится парнишка по солнцу – прямо на восток.
Никто в далёкую дорогу его теплее не одел,
Никто не обнял у порога и вслед ему не поглядел.
В нетопленой, разбитой бане ночь скоротавши, как зверёк.
Как долго он своим дыханьем озябших рук согреть не мог!
Но по щеке его ни разу не проложила путь слеза.
Должно быть слишком много сразу увидели его глаза.
Всё видевший, на всё готовый по грудь проваливаясь в снег,
Бежал к своим русоголовый десятилетний человек.
Он знал, что где-то недалече, быть может, вон за той горой,
Его, как друга, в тёмный вечер окликнет русский часовой.
И он, прижавшийся к шинели, родные слыша голоса,
Расскажет всё, на что глядели его недетские глаза.
Но настало и другое долгожданное время.
 
5 июля 1943 года началось сражение, окончательно переломившее ход военных испытаний в пользу советских войск, - Курская битва. На германские войска обрушился мощный артиллерийский шквал. С воздуха бомбовые удары наносила авиация. Огнём встретили захватчиков пехотинцы, танкисты, зенитчики. На поле боя горели подбитые танки. Небо заволокли облака дыма и пыли. Словно при затмении, померкло солнце. Орудийный грохот был таким сильным, что люди теряли слух, пороховые газы слепили глаза.
 
Лисянский М. Огонь

Обрушился огонь орудий и целых три часа подряд
Не разговаривали люди и били пули невпопад.
Громада огненного вала шла всем стихиям вопреки,
Дубы с корнями вырывала, колола скалы на куски.
И, навсегда оглохнув, птицы, бесшумные спешили прочь.
За ними вслед, сверкнув зарницей, на запад отступала ночь.
 
(«Нас извлекут из-под обломков»)
 
Уходят солдаты в вечность,
Оставив друзей и близких.
Сквозь времени скоротечность
В безмолвие обелисков.
В кровавых бинтах-повязках,
Отдав себя без остатка,
Уходят с гранатной связкой
Под черные туши танков.
Расправив упрямо плечи,
На пламя знамён равняясь,
Уходят солдаты в вечность,
Уходят в людскую память!
Над ними рыдают трубы,
Пред ними плывут знамёна,
Безмолвно сжимая губы
В бессмертье идут батальоны.
 
Писатель-фронтовик Григорий Бакланов позднее напишет: «Опыт войны дал мне возможность смотреть на мирную жизнь такими, а не другими глазами, в том числе и на суету сует, на те мнимые ценности, которые многие люди ценят чуть ли не дороже жизни. Я никогда не забываю о том, что мне, вернувшемуся с войны живым, фактически дарована жизнь второй раз». Жизнь или смерть – твоя или тех, кто был рядом с тобой – такова была сплошь и рядом на фронте цена поступкам и решениям.
Откуда у многих фронтовиков сохранилось внутреннее спокойствие, несуетливость, достоинство? Может быть потому, что они делали главное, что должен делать человек в такую пору, не уронили себя, и это осталось с ними. А может быть ещё и потому, что стойкость духа поддерживали любимые песни.
 
Георгий Крылов. Старая песня

Она за забывчивость местью
Пришла, целиком захватив,
Забытая, старая песня,
Берущий за души мотив.
С войной эта песня в эпоху
Вошла, как призывный набат,
Деля без жеманства и вздохов
Суровые будни солдат.
И всюду: в землянке, в окопе
Была она братски своей,
С победой прошла пор Европе,
Осталась в сердцах у людей.
 
(Ты ждешь, Лизавета…)
 
Над курганом облака проплыли,
Не тревожа мирной тишины.
Кем бы вы сегодня в жизни были,
Парни, не пришедшие с войны.
От того июньского рассвета
Было вам дожить не суждено.
Сколько лучших песен не допето,
Сколько ласк любимым не дано.
Не сотрутся огненные даты
Трудных лет для мира и страны.
И живут в сердцах людей солдаты,
Парни, не пришедшие с войны.
 
Подвиг, совершённый народом в дни трагических испытаний был не только подвигом – он вырастал в нечто большее, он поднимал человеческие души, давал силы жить. Все, кто прошёл эту войну вправе гордиться собой и страной.
 
В День победы вы поднялись рано,
Праздничны, как майская страна.
Грозных лет седые ветераны,
Просим вас, наденьте ордена!
Вы победу нам завоевали,
На себя все тяготы взвалив,
И звенят солдатские медали
Отголосками далёких битв.
Вот идут в колонне четким строем
Выжившие смерти вопреки,
Землю отстоявшие герои,
Наши дорогие земляки!
Сеет зло по свету смерть и раны,
Льётся кровь людей, клубится дым.
Ордена наденьте, ветераны,
Это надо мёртвым и живым!
 
Да, это надо и мертвым и живым. В день великой Победы, что бы о подвигах своих дедов и прадедов знали внуки и в память о невернувшихся. Будьте с нами как можно дольше! Мы надеемся, что и дальше в этот день будет принято бывать на местах боёв, на могилах погибших воинов, возлагать венки и цветы. А ветераны встречаться со своими однополчанами. И, конечно, помнить о братских могилах и могилах Неизвестному солдату.

(Высоцкий На братских могилах…)

Разрешите нам ещё раз сегодня поздравить всех вас с праздником победы! Пожелать здоровья, жизненных сил, бодрости, всего самого лучшего и доброго!
 
Ветераны войны

Ночь стоит на часах под гранитным штыком обелиска.
Только шорохи трав над равниной российской слышны.
Всё былое живёт, всё далекое близко.
Остаются в строю ветераны великой войны.
И трубят в тишине трубы памяти снова походы,
И звучат на поверке погибших друзей имена,
Разве можно забыть эти грозные годы,
Все страданья и боль, что с собой принесла нам война.
Ветераны войны! Рядовые окопного братства!
Становитесь в ряды и наденьте на грудь ордена!
Вашу стойкость в борьбе и в любви постоянство
Никогда, никогда не забудет родная страна!
(День Победы)