Бальмонтовские чтения 2013

1 декабря 2013 г. состоялись вторые Бальмонтовские чтения.

 

У нас в гостях был потомок поэта Михаил Юрьевич Бальмонт и директор литературно-краеведческого музея им. К.Бальмонта Наталья Шептуховская   (г. Шуя)
2 декабря 2012 года прошли первые Бальмонтовские чтения, организованные правлением Силламяэского русского общества культуры. Читать больше...

Смотреть фотоальбом:

«Душистый букетик тончайших былинок» -
поэт Серебряного века Константин Бальмонт и Силламяэ
       

1 декабря с.г. в 14 часов в городской библиотеке состоятся Вторые Бальмонтовские чтения в Силламяэ, у нас в гостях гости из Шуи - уже знакомая силламяэсцам Наталья Шептуховская и потомок поэта Михаил Бальмонт.

Elviira Sidorova
23.11.2013

«Я не устану быть живым...»

Я не устану быть живым,
Ручей поет, я вечно с ним,
Заря горит, она - во мне,
Я вечно в творческом Огне.

Эти строки принадлежат поэту Кон­стантину Бальмонту. «Я в этот мир при­шел, чтоб видеть Солнце...», - говорил он о себе. Но Константин Дмитриевич Бальмонт пришел в этот мир не только для того, чтобы самому «видеть Солн­це», но и для того, чтобы дарить это Солнце другим, обогревая нас своими проникновенными глубоко лирически­ми стихами. «Поэт открыт душою ми­ру, - говорил Бальмонт, - а мир наш - солнечный, в нем вечно совершается праздник труда и творчества, каждый миг создается солнечная пряжа, - и кто открыт миру, тот, всматриваясь внима­тельно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своем рас­поряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры».
Я, конечно, не исключаю, что и до первых Бальмонтовских чтений, кото­рые состоялись в нашем городе в де­кабре прошлого года, было немало по­клонников творчества поэта. Но о том, что их теперь стало гораздо больше, говорят, кроме всего прочего, вторые Бальмонтовские чтения, которые про­шли ровно через год после первых. Гостьей силламяэсцев вновь была руко­водитель литературно-краеведческого музея Константина Бальмонта в рос­сийском городе Шуя Наталья Шептуховская, которая по завершении первых чтений, увидев большой интерес к творчеству ее именитого земляка, пред­ложила продолжить разговор на вторых чтениях, потому как всё за один при­сест о великом поэте «Серебряного ве­ка» не расскажешь. А поскольку пер­вые чтения были проведены по инициа­тиве Силламяэского русского общества культуры при активной поддержке городской библиотеки, то и за вторые чтения взялись те же организаторы, прежде всего, - Татьяна Осепцова и На­талья Морохова, которая, как и поэт, родом из Шуи.
На первых чтениях многие слушате­ли впервые узнали, что, к примеру, наш город стал местом создания Бальмон­том лучшего образца детской лирики «Серебряного века» - «Фейных ска­зок». Говоря о связях поэта с Эстонией, местный краевед Александр Пополитов сообщил тогда аудитории, что Баль­монт, оказывается, даже имел эстон­ский паспорт. Это ещё раз подтвержда­ет известную истину: мир тесен. В ли­тературно-краеведческом музее Шуи, по словам Натальи Шептуховской, более 50 единиц хранения, связанных непосредственно с творчеством Бальмонта. Есть и такой редкий экземпляр, который уже стал книжным памятни­ком, национальным достоянием Рос­сии, наделенным мемориальностью, - «В Безбрежности».
Наталья Сергеевна в этот раз в Силламяэ была не одна. Вместе с ней при­езжал потомок Константина Бальмонта Михаил Бальмонт с супругой. Он давно начал заниматься исследованиями творчества своего знаменитого предка, по бальмонтовской тематике выступал во многих российских городах, в Ук­раине, ведет переписку с бальмонтоведами Москвы, Санкт-Петербурга, Во­ронежа, Челябинска, Франции, США. Как рассказывал на встрече с силламяэсцами, Константин Бальмонт писал очень много, вел активную переписку, но не меньше переводил. Он знал 16 языков, в том числе один из прибалтий­ских - литовский, делал переводы не только с европейских языков, но и с армянского, грузинского, болгарского, индийского, японского. За свою жизнь перевел более ста поэтов из 22 стран мира. Например, первые 11 рубаев Омара Хайяма перевел именно Баль­монт. Увлекшись Ашвагхоши - ин­дийским поэтом, драматургом, пропо­ведником буддизма, жившим предполо­жительно во втором веке, перевел его поэму «Жизнь Будды». Был «совер­шенно упоен Калидасой и индусами» (Калидас жил в IV-V веках)... Констан­тин Бальмонт был одним из эрудиро­ваннейших людей своего времени.
Рассказывая о перипетиях жизни своего предка, Михаил Юрьевич при­вел много малоизвестных широкой аудитории фактов, в том числе и свя­занных с фамилией. Он объяснил «пла­вающее» ударение в фамилии поэта. Бальмонт - родовая фамилия, на роди­не поэта она произносится с ударением на первом слоге, а Бальмонт, оказыва­ется, - литературный псевдоним. Дед поэта, Константин Иванович, носил фамилию Баламут, в годы службы в ярославском пехотном полку значился под фамилией  Бальэмунт, но при выхо­де в отставку в 1833 году при оформле­нии документов почему-то стал Баль­монтом.
В семье Михаила Юрьевича, кстати, подрастает свой Константин Дмитрие­вич Бальмонт - внук, чем он очень гор­дится: фамилия Бальмонт не умерла, род продолжается по многим линиям, ведь у Константина Дмитриевича было семь братьев. Михаил Юрьевич - прав­нук одного из них.
Во многих российских городах с помощью таких больших энтузиастов, как Наталья Шептуховская, Михаил Бальмонт, открывают Константина Дмитриевича Бальмонта как бы заново, а порой и вообще почти «с белого листа», а мы в зарубежье знакомимся ближе с его творчеством с помощью россиян. Поэт и его поэзия как-то враз породнили Шую и Силламяэ. После возвращения Натальи Сергеевны Шептуховской с первых чтений домой она опубликовала в научно-популярном и литературно-художественном альмана­хе «Солнечная пряжа» свои впечатле­ния от нашего города и встреч с силламяэсцами. Они очень позитивные, доб­рые. Нынешний приезд для шуйских гостей открыл новые страницы нашей эстонской жизни. Они получили пред­ставление не только о Силламяэ (прогу­лялись по побережью, познакомились с музейными экспозициями, посетили русское общество культуры, встрети­лись с председателем горсобрания Еле­ной Коршуновой), но и о его окрестно­стях (были в Нарва-Йыэсуу, Нарве, Тойла, Онтика), а также о Таллинне, обозрев столицу с высоты телевизион­ной башни, прогулявшись по узким улочкам Старого города, полюбовав­шись рождественским убранством Ра­тушной площади, погрустив у памятни­ков «Бронзовому солдату» и погибше­му в водах Балтики в 1893 году рос­сийскому броненосцу «Русалка», посе­тив могилу Игоря Северянина.
Экскурсионная составляющая про­граммы пребывания гостей из Шуи бы­ла, благодаря Татьяне Осепцовой и На­талье Мороховой, столь насыщенной, что, как говорили россияне, эмоции их захлестывали, чувства переполняли, гостеприимством и открытостью лю­дей, которые их принимали, не устава­ли поражаться. Расстались до новых встреч. Они обязательно будут, ведь творческая биография Константина Бальмонта и вообще его судьба столь интересны, неизвестных нам фактов в его судьбе столь много, что всегда бу­дет повод для общения с людьми, ко­торые знают о нем сегодня больше дру­гих.
Лидия ТОЛМАЧЕВА